collectrix (collectrix) wrote,
collectrix
collectrix

Сталинская «шарашка». Попытка разобраться

Продолжение 4. «Шарашки» 1930 – 1936 годов. ЦББ-39 ОГПУ им. Менжинского
Начало здесь: http://collectrix.livejournal.com/140326.html



Итак, в 1930 году был выпущен «Циркуляр Высшего Совета Народного Хозяйства и Объединённого государственного политического управления» об «использовании на производствах специалистов, осуждённых за вредительство», подписанный В. В. Куйбышевым и Г. Г. Ягодой. И в этом же 1930 году для этой цели в рамках Экономического управления ЭКУ ОГПУ было организовано Техническое отделение, предназначенное для руководства работой специальных ОКБ, в которых должны были работать заключённые специалисты. Начальник ЭКУ ОГПУ (1930—1936) — Л. Г. Миронов (Каган) — комиссар государственной безопасности 2-го ранга. В 1931—1936 годах в целях конспирации Техническому отделению последовательно присваивались номера, 5-го, 8-го, 11-го и 7-го отделений ЭКУ ОГПУ СССР (начальник Горянов-Горный А. Г. (Пенкнович) 1930 −1934 гг.).

Однако первым таким ОКБ, согласно документам ОГПУ, следует считать созданное из числа заключенных авиаконструкторов и инженеров в конце 1929 г., т.е. ещё до этого циркуляра,  ЦББ-39 как специальное подразделение ОГПУ в авиапромышленности.

Согласно Википедии, началом истории ЦКБ-39 ОГПУ им. Менжинского можно считать 31.08.1928 г., когда был арестован родоначальник морского авиастроения, на гидросамолетах которого Россия воевала всю Первую мировую и Гражданскую войны, Дмитрий Павлович Григорович (фото вверху справа). Причиной ареста послужили неудачи возглавляемого им коллектива – начиная с 1924 г. Отдел морского опытного самолетостроения (ОМОС), располагавшийся на заводе «Красный летчик» в Ленинграде, не создал ни одной достойной машины. К моменту ареста ОМОС уже почти год как не существовал, а сам Григорович в Москве возглавлял другое конструкторское подразделение – Опытный отдел-3 (ОПО-3).

Вскоре по этому делу были арестованы еще пять человек. Следствие выявило, что одной из важных причин неудач ОМОС оказался конфликт коллектива с главным конструктором. В деле есть показания летчика-сдатчика Седова и молодого конструктора В.Б. Шаврова, которые обвиняли подследственных и в прямом саботаже и в некомпетентном руководстве, которое хуже прямого вредительства:
В.Б. Шавров:
«…Если бы Григорович был вредителем, то он бы хуже сделать не мог. Он настолько разложил дело, потеряв четыре года, обманув возлагавшиеся на отдел надежды, что заслуживает и заслуживало ранее пресечения… В этом [ему] содействовала громадная репутация и авторитет, которыми пользовался Григорович, да и в царское время несколько удачных самолетов. В результате — полнейший кризис… достижения Отдела равны нулю».

О своей ненависти к Григоровичу он писал в 1929 году так:«Около этого времени, кажется даже еще в августе, дошло до нас приятное известие об аресте Григоровича. Ненавистный зав., бывший причиной многих неприятных переживаний, попортивший мне, можно сказать, целый период в жизни, наконец сел, и как будто прочно...»

Эту последнюю цитату я привела для того, чтобы доказать, показания свидетелей во время следствий по делам сначала «вредителей», а позже
«врагов народа», отнюдь не всегда выбивались под страхом ареста или чем-то подобным. Не редко они с охотой давались той самой технической, в нашем случае, а в остальных и научной, и творческой интеллигенцией, которую наши антисталинисты выставляют как абсолютную жертву сталинской эпохи.

При этом Шавров не какой-нибудь неумеха-неудачник-непризнанный гений. Та же Википедия рассказывает о нем, как об известном советском авиаконструкторе, кандидате технических наук (1945), историке авиации, создателе нескольких типов летающих лодок и двухтомной монографии «История конструкций самолётов в СССР».

Однако в той же Википедии, но уже в статье об истории создания летающей лодки Ш-1, да и в других источниках, утверждается, что Шавров присвоил себе авторство в разработке гидросамолета Ш-1, тогда как инициатором его создания и главным проектантом был В.Л. Корвин-Кербер, а  Шавров был приглашён им к сотрудничеству, т.к. имел полезные связи в Аавиапроме. Это, безусловно, могло помочь в ситуации, когда проект создавался инициативно, на дому (в прямом смысле слова на дому
на квартире Корвин-Кербера), а не по заданию сверху. Когда же последний был арестован по вышеописанному делу вредителей в ОМОС, Шавров не стал упоминать его в числе разработчиков гидросамолета.

Правда, в той же статье неприглядную позицию Шаврова оправдывают тем, что это умолчание в 1931 г. было, возможно, мудрым решением. Дистанцировавшись от «вредителя» Корвин-Кербера, он тем самым сохранил проект и довёл его до серийного выпуска. Уже под названием Ш-2 доработанная амфибия стала выпускаться серийно. Ей, её модификациям  была уготовлена очень долгая жизнь.

Справедливость тем не менее в этом деле всё-таки восторжествовала. После того как В.Л. Корвин-Кербер оказался на свободе, его, единственного из всех участников создания первой советской амфибии, премировали квартирой в Ленинграде, в новом «Доме специалистов» на Лесном проспекте.

Как верно подмечено в Википедии, странное то было время (для нас, не понимающих и не могущих разобраться в тех событиях из-за невозможности «окунуться» в ту эпоху), власть могла одной рукой наказать, а другой приласкать.

Так вот, давайте посмотрим, как власть наказала фигурантов по тому «вредительскому делу». Все осужденные получили различные сроки заключения в «концлагерь», но реально было сделано следующее: заключенные авиаинженеры были переведены на усиленное питание, им разрешили прогулки и свидания с близкими, а в тюремной церкви начались работы над проектом истребителя.

Из воспоминаний В.Л. Корвин-Кербера о событиях 30 ноября 1929 г.:
«Днем [в той самой церкви] появился заместитель начальника ВВС тов. Я.И. Алкснис. Он объявил задание: спроектировать, а затем построить истребитель под мотор “Юпитер”, но такой, который превзойдет любой из имеющихся на вооружении капиталистических стран, как по скорости, так по скороподъемности и вооружению. Нужны два пулемета, стреляющие через винт, и желательно предусмотреть еще два, а также фотоустановку и бомбодержатели для четырех бомб по 25 кг. Проект должен быть выполнен в рекордно короткий срок, и чертежи готовы для производства к концу марта. Тогда же должен быть представлен макет. На рассмотрение НТК проект передаваться не будет. Главным конструктором назначался Григорович, его заместителем — Поликарпов».

Концлагерем для них стало светлое просторное помещение в ангаре-мастерской №7 авиазавода  № 39.

Уже 28 апреля 1930 г. на Центральном аэродроме был испытан первый опытный образец истребителя, названный ВТ-11 (внутренняя тюрьма,11 вариант) и позже получивший название И-5 (фото внизу, первый ряд, слева). Результаты испытаний показали великолепные качества самолёта. Он был принят комиссией, выпускался серийно и находился на вооружении красной армии до начала войны.

Успех И-5 доказал эффективность деятельности  ЦКБ-39 и осенью 1930 г. было принято решение расширить коллектив за счет вольнонаемных специалистов. Новому смешанному коллективу, в котором было уже более 300 человек, предстояло за короткие сроки создать первый отечественный пушечный истребитель И-Z (фото внизу, первый ряд, справа), бомбардировщик ТБ-5 (фото внизу, второй ряд, слева), морской четырехмоторный бомбардировщик, штурмовики ТШ-1 (фото внизу, второй ряд, справа) и ТШ-2, двухместный истребитель.

На последнем снимке представлен ангар №7 завода №39, в котором в 1930 г. разместился ЦКБ-39.






С лета 1931 г. заключенных конструкторов стали по очереди отпускать. 10 июля 1931 г. в «Правде» было опубликовано постановление ЦИК СССР, в котором в частности говорилось:

«Амнистировать нижеследующих конструкторов — бывших вредителей, приговоренных коллегией ОГПУ к различным мерам социальной защиты, с одновременным их награждением:
а) Главного конструктора по опытному самолетостроению ГРИГОРОВИЧА Дмитрия Павловича, раскаявшегося в своих прежних поступках и годичной работой доказавшего на деле свое раскаяние – грамотой ЦИК Союза ССР и денежной наградой в 10000 рублей.
б) Главного конструктора по вооружению самолетов НАДАШКЕВИЧА Александра Васильевича, давшего новые установки вооружения, усиливающие огневую мощь Красной авиации – грамотой ЦИК Союза ССР и денежной наградой в 10000 рублей.
в) Бывшего Технического директора завода № 1 КОСТКИНА Ивана Михайловича – денежной наградой в 3000 рублей.
г) Б. (бывшего) постоянного члена Научно-Технического Комитета Управления Военно-Воздушных сил РККА КРЕЙСОНА Павла Мартыновича – денежной наградой в 1000 рублей.
д) Быв. инженера ВАО ЮРВИЦА Виктора Львовича – денежной наградой в 1000 рублей.
е) Амнистировать всех инженеров и техников, приговоренных ОГПУ к различным мерам социальной защиты за вредительство и ныне добросовестно работающих в Центральном Конструкторском Бюро».



Коллектив ЦКБ-39 ОГПУ во время посещения В.Р. Менжинским. Здесь все вместе: и заключенные, и вольнонаемные, и охранники. 1931 г. Архив Л.Л. Кербера
Что же мы имеем в сухом остатке? «Вредители», приговоренные к значительным срокам в концлагере, были через два года полностью амнистированы, награждены грамотами ЦИК Союза ССР и значительными денежными наградами.

Продолжение следует.

Начало:
Сталинская «шарашка». Попытка разобраться
Продолжение     Дискуссия о роли «шарашек»
Продолжение 2  Разбор аргументов антисталинистов в дискуссии о роли «шарашек»
Продолжение 3  Сталинская мобилизационная индустриализация и готовность к ней научно-технической интеллигенции

Продолжение:
Продолжение 5 «Шарашки» 1930 – 1936 годов. БОН ОО ОГПУ
Продолжение 6 Репрессии 30-х годов, по мнению антисталинистов, отбросили российскую науку и технику далеко назад, резко сократили  количество специалистов во всех отраслях народного хозяйства, что уменьшило научно-технический потенциал и снизило обороноспособность советского государства
Продолжение 7 «Шарашки» 1930 – 1936 годов. Разработка и производство химического оружия в довоеннном СССР
Продолжение 8 «Шарашки» 1930 – 1936 годов. НИИОХТ первая «военно-химическая шарага». Ч.1
Продолжение 9 «Шарашки» 1930 – 1936 годов. НИИОХТ  Ч.2 з/к Е. И. Шпитальский
Продолжение 10. Репрессированные химики
Продолжение 11 Сталинские «бериевские шарашки»
Продолжение 12 Шарашки в годы войны. Вклад в Победу
Продолжение 13 Дискуссии о роли «шарашек» в Интернете
Продолжение 14 Рай в аду?
Продолжение 15 «Золотой теленок» Ильфа и Петрова и «спецы-вредители»



Tags: война с историей, шарашка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments