collectrix (collectrix) wrote,
collectrix
collectrix

День рождения транзистора



16 декабря 1948 года принято считать днем рождения транзистора, и «виновниками» этого события стали американские ученые физик-экспериментатор Уолтер Браттейн, работавший с теоретиком Джоном Бардином. В тот день Браттейн собрал первый работоспособный точечный транзистор. Его вы видите на картинках вверху. Первый – как оно было тогда, а второй – это уже История.

Спустя полгода, но до обнародования работ Бардина и Браттейна, немецкие физики Герберт Матаре и Генрих Велькер представили разработанный во Франции точечный транзистор. И пусть точечные транзисторы были тупиковой ветвью развития электроники, дела это не меняет. Именно за это изобретение они были награждены Нобелевской премией по физике в 1956 году.

Те, кто захочет обновить в памяти физические принципы работы транзисторов, могут заглянуть на сайт «История изобретений». Статью «Транзистор (история изобретения)» лично я прочитала с большим удовольствием… и ностальгией по дням беззаботной студенческой юности ))).

Вот это чувство и не позволило мне пройти мимо такого события, как день рождения транзистора. Всё-таки как-никак моя специальность по диплому –  инженер-электроник (записано электрик, но так уж было принято тогда, а м. б. и сейчас – не ведаю). И первые два года после окончания института я проработала именно по своей специальности в лаборатории Электроприводов и автоматики (ЭПиА).

Вот там-то я вплотную и «познакомилась» с транзисторами (институтская практика не в счет, а радиолюбителем я никогда не была). Нынешним молодым инженерам покажется чудным, наверное, что нам приходилось самим разрабатывать схемы, например, дешифратора, счетчика, самим рисовать, а потом травить печатную плату. Ну а уж потом, опять-таки, самим её паять – впаивая обыкновенным паяльником транзисторы, диоды, резисторы, конденсаторы.



И вот представьте себе моё горе, когда я, по заданию своего непосредственного начальника, выполнила свою первую работу от начала и до конца (см. «технологию» выше), подключила к плате питание (здоровые такие батареи), а мимо моего стенда  прошел кто-то из лаборантов и, зачищая конец многожильного провода от изоляции,  оборвал несколько проводков. Они упали на мою схему и коротнули её. А мне пришлось искать, что же у меня погорело, и перепаивать заново эти самые транзисторы. Кажется, они были полевые и очень чувствительные.



Транзисторы – транзисторами, но в наших схемах мы использовали и микросхемы – сначала, ещё до меня это были «послы» (см. первый рисунок), а потом их сменили более совершенные серии (см. второй рисунок), и я еще успела до своего декретного отпуска разработать печатную плату (схема разработана, правда, была не мной) для УЧПУ «Размер 2М», в которой как раз  использовались такие микросхемы (почти как на рисунке внизу, только на самом деле на этом рисунке плата гораздо более позднего происхождения). А с «послов» мы сдирали верхнюю крышечку и ножками прикрепляли к лацканам своих халатов – было очень, как теперь говорят, клёво: золочёные проводнички и красные бисеринки транзисторов.



Хочу обратить внимание читателей этой заметки – и полупроводниковые элементы, и всякие разные конденсаторы, резисторы и пр., и микросхемы – всё было своё, отечественное – советское. Это потом мы стали отставать от Запада (хотелось бы знать, почему; нет, конечно, я знаю официальную версию – отставание в технологии изготовления полупроводниковых материалов, но откуда такое отставание?), а тогда, 50-60-е годы мы шли, можно сказать, «ноздря в ноздрю». Вот посмотрите сами.

Уже с 1947 г. в СССР начались интенсивные работы в области полупроводниковых технологий. А 15 ноября 1948 года в журнале «Вестник информации» А.В. Красилов опубликовал первую в СССР статью о транзисторах – «Кристаллический триод». Так назывались тогда у нас транзисторы, ничем не уступавшие в то время зарубежным. В 1965 году начался выпуск микросхемы «Тропа» - первой отечественной микросхемы.  Это была первая в мире серийная интегральная схема, облетевшая Луну.

Загляните на сайт компании «Ангстрем». Там перечислены вехи истории Научно-исследовательского института точной технологии (НИИ-336) – нынешнего «Ангстрема». Так вот. Идут даты их достижений, начиная с 1963 года, идут… и обрываются в 1985 году (не в 1991!). Следующая памятная дата только в 2000 году. Это их Путин посетил и заявил, что важно... и нужно… и т. д.

Однако достижений после этого визита не прибавилось. Дата первого, и пока последнего, после 2000 года достижения в этом ряду – 2009 (!). Одна надежда, что эти достижения есть, но скрыты от широкой общественности грифом «совершенно секретно».

Я же, каюсь, электронике изменила – когда я вернулась на работу после годичного перерыва, связанного с рождением дочери, меня переманили в сектор Программирования УЧПУ.

Может быть, именно тот казус с моей первой электронной схемой подтолкнул меня сменить профессию – стать из инженера-лаборанта инженером-программистом? Тем более что на новом месте работы (через стенку) нам строго-настрого приказывали не лезть самим к платам и вообще внутренностям ЭВМ (не ПК! Их тогда ещё и в помине не было!) или ЧПУ – для этого есть инженеры-электроники, а вы, мол, теперь программисты. При этом ни одного дипломированного программиста в нашем новом секторе на первых порах не было – все бывшие электроники, схемотехники, конструкторы и т. п.  Не было тогда в нашем ВУЗе такой специальности – программирование систем ЧПУ. Вот как давно это было. Но булеву алгебру мы изучали, и программировать на Промине с помощью штырьков (смешно, правда?) в институте нас тоже учили.

Но о том, как мы программировали в те далёкие годы начала четвёртой четверти 20 века, я расскажу при каком-нибудь другом удобном случае.

Tags: транзисторы, электроника в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments