collectrix (collectrix) wrote,
collectrix
collectrix

Праздники кончились, теперь поговорим о грустном. Ситуация с российским здравоохранением

Перед  самым Новым годом мне попалась небольшая заметочка на портале NEWSLAND, которая вызвала у меня сильнейший отклик, но  совсем не предпраздничного характера. Тогда я не стала писать пост. Однако новая информация уже из наших Владимирских СМИ снова вернула мои мысли всё к той же публикации.

А говорилось в ней о демографической ситуации в России в прошедшем году, представленной гражданам в данных Росстата за январь-ноябрь 2015 года.

Я в своё время уже читала неутешительные данные того же Росстата о росте смертности жителей России в первом квартале 2015 г.. Он составил 5,2% относительно того же периода 2014 г.

Однако позже последовали публикации с радостными реляциями нашего министра здравоохранения, смысл которых сводился к тому, что «зато у нас детская смертность значительно снизилась». Был опубликован оптимистический ролик, в котором также радостно заявлялось, что  Россия больше не вымирает. Правда, при ближайшем рассмотрении оказалось, что ролик был за 2013 год. А вот данные, которые опубликовал Росстат в конце уже прошлого года, совсем не так утешительны и свидетельствуют о том, что за отчетный период с января по ноябрь 2015 г. в 61 субъекте федерации налицо снижение рождаемости, а в 43 субъектах возросла смертность.

При этом она возросла отнюдь не за счет увеличения средней продолжительности жизни, как пыталась внушить всем наш министр здравоохранения в своих заявлениях. Эксперты с этим не согласились:
«в России рост продолжительности жизни начался не вчера, но еще в прошлом году ситуация не была столь плачевной.
Так что эта версия не  подтверждается ни нашим национальным опытом, ни тем более опытом Европы и Японии. Старение населения, конечно, очень удобное объяснение. Но число стариков тут ни при чем. Россия — чемпион по смертности в трудоспособном возрасте».


После публикаций данных Росстата за первое полугодие 2015 года Минздрав признал этот факт, но не свою вину. На своей рабочей встрече с сотрудниками краевой больницы в Барнауле Скворцова сказала, что «мы можем оперировать все лучше и лучше, совершенствовать работу «скорой помощи», но ничего не изменится», потому что в последнее время в России стали еще больше пить. А вот эксперт из Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гаврилов придерживается совсем иных взглядов.  К сегодняшней плачевной ситуации, говорит Гаврилов, привело бездумное сокращение в здравоохранении: число коек в стационарах сократилось только в прошлом [2014] году на 33,7 тыс., медработников стало меньше на 90 тыс., а объем платных услуг вырос на 24%. По его словам, в недавнем докладе правительства о здоровье населения за 2014 год, подготовленном Минздравом, говорилось о существенном снижении потребления алкоголя и смертности от случайных отравлений. «Согласно отчету, доля россиян от 15 лет и старше, не употребляющих алкоголь, выросла с 38% до 41%. Возникает резонный вопрос: эти оценки были преждевременны или необъективны? Почему, по словам министра, при общем снижении потребления алкоголя, влияние его на смертность в 2 раза больше, чем 50 лет назад?»

А теперь вернемся к тем самым победным реляциям о снижении детской смертности. На том же рабочем совещании в Барнауле Скворцова лицемерно сокрушалась: «Только подумайте, мы выхаживаем 500-граммовых младенцев, а в 40% смертей детей в возрасте до 1 года виноваты пьяные мамы, которые придавливают их собой». А вот те же статданные, отмечает Гаврилов, говорят совсем о другом. Из 6,4 тыс. детей, умерших в 2014 г. в возрасте до года, конкретно от внешних причин смерти, куда относятся и несчастные случаи во время совместного сна с матерью, умерло лишь 300 младенцев. (Как-то уж очень произвольно обращается наш министр с цифрами, вы не находите? И с причинами смертности – тоже.)

А вот кто виноват в том, что, согласно данным фонда «Здоровье», наличествует существенный разрыв между городом и селом, в котором показатели материнской и младенческой смертности выше, соответственно, на 48% и 23,2%? Если верить Скворцовой, то в деревнях больше пьют, а вот Гаврилов считает, что причина в непродуманной реформе здравоохранения. В частности, в регионах под видом оптимизации происходит сокращение акушерских коек и ставок специалистов.

Косвенно признают это и в самом Минздраве. Как заявляла в начале декабря 2014 года директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина, не менее 40% смертей новорожденных можно было бы предотвратить. Такие выводы были сделаны по итогам аудита историй болезней. В числе основных проблем, которые приводили к летальным исходам, оказались нарушения маршрутизации (направления по учреждениям) беременных женщин и новорожденных детей, а также дефекты реанимации.

Иллюстрацией же к этому заявлению является та самая публикация во Владимирских СМИ, что заставила меня вернуться к теме роста смертности населения РФ в 2015 году. Потому что причины этого роста, названные Гавриловым, в 2016 не только не будут искоренены, но ещё более усугубятся – оптимизация российского здравоохранения продолжается.

Вот такое сообщение 12.01.2016 г. прошло по всем Владимирским СМИ и было упомянуто в сводке новостей агентства Регнум.

Во Владимирской области возбуждено уголовное дело по факту смерти в Селивановском районе малолетнего ребенка. Годовалую девочку привезли утром в больницу, чтобы оказать ей помощь. И, хотя ребенок находился под присмотром врачей, через 40 минут скончался. Известно, что в тот день мама ребенка ела гранат. А когда ненадолго отвернулась, девочка взяла семечко и проглотила. Но попало оно не в пищевод, а в бронху правого легкого. Эксперты пришли к выводу, что малышка умерла из-за острой остановки сердечной деятельности и дыхания, вызванной последствиями  заглатывания инородного тела. Уголовное дело возбуждено по статье с формулировкой причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

В переводе на человеческий язык это означает, что врачи должны были спасти ребёнка, но не сумели. И это при том, что мама девочки сразу вызвала «скорую помощь», которая быстро приехала и также быстро доставила ребенка в больницу и…
И это уже не первая смерть ребенка в абсолютно аналогичных обстоятельствах. Похожая трагедия произошла в 2014 году в Коврове, а два года назадв Суздале.



Я не являюсь экспертом в медицине, но… Но я твёрдо знаю, что педиатрия – это особая отрасль медицинской науки, и врач-«не педиатр», даже хороший, может не знать всех тонкостей лечения маленьких пациентов, а как уже отмечалось выше, количество специалистов в глубинке резко сократилось и будет сокращаться дальше. В том числе и за счет педиатров.

Ещё совсем недавно во Владимире была специализированная детская «скорая помощь». Но её тоже «оптимизировали».

Оптимизация запустила свои щупальца и в медвузы, и уже начались разговоры о снижении там качества преподавания. Я уж не говорю о проблеме ЕГЭ и качестве абитуриентов.

Всё это сильно, как теперь говорят, «напрягает» меня, как потребителя медицинских услуг (ведь так теперь обзывают будущих пациентов и их законных представителей, если разговор идёт о детях), иначе говоря – клиента. А ведь по законам Рынка клиент всегда прав, не так ли? Так как же насчет этих самых прав для большинства российского населения, особенно в глубинке (а ведь все описанные случаи произошли именно там)? 

P.S. Еще раз просмотрела демографические данные Росстата. Очень интересно и познавательно. А уточнив данные по Москве, поняла, почему на сайте «Московский день» в список «героев» России за 2015 год поместили Веронику Скворцову под заголовком «Министр удушения здравоохранения» – столица дала самый высокий прирост смертности по ЦФО. Не удержусь и помещу под спойлер весь текст «рекомендации».
[Spoiler (click to open)]Вероника Скворцова. Глава российского Минздрава активно, несмотря на многочисленные протесты, упрямо проводит «оптимизацию» системы здравоохранения, в результате чего объем платных услуг в больницах растет, а служба скорой помощи в регионах на основе рекомендаций Минздрава РФ стремительно вымирает.
Такая «оптимизация» привела к росту младенческой смертности : достигнуты такие показатели, которых не было в кризисные 2008-2009 годы. По результатам мониторинга ОНФ в 72 российских регионах выяснилось, что в рамках оптимизации в регионах было закрыто 25 роддомов, 16 родильных отделений в больницах, сокращено в общей сложности 1756 акушерских коек.
В стране зафиксирован рекордный рост больных ВИЧ и СПИДом, что также на совести Минздрава, который вроде бы проблему признает, но фактически, получается, ничего не делает для ее разрешения. Затраты на лечение одного пациента в РФ сократились за пять лет с 180 тысяч до 90 тысяч, а выделенных денег хватает лишь на треть больных.
Как считают эксперты, прирост смертности населения, зафиксированный Росстатом, однозначно обусловлен проблемами в системе здравоохранения страны. Из-за увеличения доли платных услуг и, так называемой, оптимизации медучреждений, значительно сократился доступ к медицинской помощи, и по итогам 2015 года это может привести к смерти более 2 млн. человек.
На этом фоне Минздрав заказал услуги пиарщиков на 55 млн. рублей для создания у телеаудитории «позитивного отношения к российскому здравоохранению» и самому Минздраву. В общем, оздоровились…
Tags: здравоохранение, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments