collectrix (collectrix) wrote,
collectrix
collectrix

Крокодил, Крокодил Крокодилович! ©


Добираться до всякой гнилости

И ворошить гниль без всякой милости


Демьян Бедный


4 июня 1922 года, 94 года назад, вышел в свет, а правильнее сказать, пришёл к читателю – журнал «Крокодил». Юмористических журналов и до революции, и сразу после неё выходило в стране много, но этот журнал был ориентирован не на обычную для такого жанра читательскую публику, а на читателя-рабочего. Он и был-то, попервоначалу, приложением к «Рабочей газете». Но уже через три месяца «встал на ноги» самостоятельно. И в этом не было ничего странного, у него для этого были все задатки – его авторами при рождении были Демьян Бедный, Маяковский, а карикатуристами Моор, а позже Кукрыниксы вместе и порознь.


Моор 1922 Ильич выздоровел

Под спойлером я помещаю стихотворение Д. Бедного «Откуда есть пошёл «Крокодил»»,

[Spoiler (click to open)]Демьян Бедный
«Откуда есть пошел "Крокодил"»

В пещере Маабде близ Монфалута,
На правом берегу реки Нила,
Там, где у Фив он поворачивает круто,
Лежат предки нашего «Крокодила».
Окутанные пещерною мглою,
В полотнах, пропитанных смолою,
Древней-предревней тайной запечатленные -
Лежат их мумии нетленные.
Словом, не имеет нынче земля
Такого царя иль короля,
Чья бы родословная так далеко заходила,
Как родословная нашего «Крокодила».
Он, чья слава в эти дни
Начинает греметь повсеместно,
Был рано оторван от отца и родни.
Когда он родился, никому неизвестно.
Как жил его отец и на какие средства,
Кто были его друзья детства,
Кто ему внушал первые начатки знания, -
Об этом он сохранил смутные воспоминания.
Не будем говорить о Ниле и пирамидах,
О всех претерпенных «Крокодилом» обидах,
О его упованиях на будущее лучшее, -
Об этом расскажем при подходящем случае.
Главное то, что в 1883 году
Очутился он в питерском Зоологическом саду
И - в России такие случаи были нередки -
35 лет не выпускался из железной клетки.
Выставленный всем напоказ,
Потеха для праздных глаз,
Пугало для барынь чувствительных,
Сколько претерпел он насмешек язвительных,
Сколько получил плевков и пинков
От пьяных озорников,
От мещан, в саду очутившихся,
На полтину раскутившихся,
От почетных и непочетных гостей,
От важных и неважных властей,
От всех, до городового включительно,
Торчавшего у клетки многозначительно,
Толстые усы разглаживавшего,
Публику осаживавшего:
"Осади... Осади!.. Осади!..
Экого чуда не видали!.."
Болтаясь, блестели у него на груди
Медали, медали, медали...
Публика "Крокодилу", бывало, дивится:
Ахает дебелая девица.
Шустрая барынька рукавом закрывается:
«Ужас! Ужас! Ужас!»
А лакированный хлыщ за ней увивается:
«Похож на вашего мужа-с!»
Другой муж с прилизанной внешностью
Жену от клетки отводит с поспешностью:
«Не гляди!.. Не гляди!.. В твоем положении...
(«Положение» ясное: платье не сходится)
Будешь иметь крокодила в воображении,
Потом крокодил и уродится!!»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Был «Крокодил» в унижении,
У всех в пренебрежении,
Кормили его, чем попало,
Колотили по крокодильей коже.
Натерпелся он горя немало
И насмотрелся тоже.
Был для всех он примером безобразия,
Издевалась над ним знать и буржуазия,
Особливо ж терпел он от мещанства,
От мещанского нестерпимого чванства.
35 годиков - шутка! -
Не знал он светлого промежутка.
Один царь помер, другого - скинули:
Казалося, дни беспросветные минули,
Но и керенская пора
Не принесла «Крокодилу» добра.
Только после большевистского переворота
Выпустили «Крокодила» за ворота:
«Иди, гуляй на полной воле, -
Самим есть нечего боле!»
И вот наш «Крокодил», везде шатающийся
Теперь «Крокодил» самопитающийся,
В довольстве и почете,
На собственном, как говорится, расчете,
Заведя немалую семеечку,
Не обходится государству и в копеечку.
А польза от него несомненная.
«Сторонися, «публика почтенная»!»
Не дай бог в его страшную пасть
Спекулянту-буржую попасть,
А тем паче - проплеванному мещанину:
Сделает из них «Крокодил» мешанину -
Косточки только - хрусть, хрусть!
Вот тебе «Не рыдай» и «Кинь грусть!»,
Вот тебе эрмитажное увеселение!
Вот тебе новобалетное оголение!
Вот тебе нэповская литература
С откровенным белогвардейским лейтмотивом!
Вот тебе волчьи зубы и шкура
Под скрыто эсэровским кооперативом!
Вот тебе бюрократическая повадка!
Вот тебе наглая взятка!
Вот тебе хозяйский прижим!
Это тебе не старый режим:
Заехал в зубы - получи обратно!
Хозяйничай, сволочь, аккуратно,
Барыши к барышам прикладывай,
А в «трудовой кодекс» поглядывай,
Потому что не уйдешь от беды:
Есть у нас «Крокодил» и суды.
В суд попадешь - наскачешься,
В «Крокодил» попадешь - наплачешься,
От слез твоих каменная отсыреет плита,
По всей улице сделается слизко.
                        *
Эй, сторонись, берегись, сволота!
«Крокодил» прохаживается близко!

1922 г.


а вот со стихотворением Маяковского придётся ознакомиться всем читателям этого поста:


НАТЕ!
БАСНЯ О КРОКОДИЛЕ
И О ПОДПИСНОЙ ПЛАТЕ


Вокруг «Крокодила»
компания ходила.
Захотелось нэпам,
так или иначе,
получить на обед филей «Крокодилячий».
Чтоб обед рассервизить тонко,
решили:
сначала измерим «Крокодилёнка».
От хвоста до ноздри,
с ноздрею даже,
оказалось —
без вершка 50 сажен.
Перемерили «Крокодилину»,
и вдруг
в ней —
от хвоста до ноздри 90 саженей.
Перемерили опять:
до ноздри
с хвоста
саженей оказалось больше ста.

«Крокодилище» перемерили, —
ну и делища! —
500 саженей.
750.
1000.
Бегают,
меряют.
Не то, что съесть,
времени нет отдохнуть сесть.
До 200 000 саженей дошли,
тут
сбились с ног,
легли —
и капут.
Подняли другие шум и галдеж:
«На что ж арифметика?
Алгебра на что ж?»
А дело простое.
Даже из Готтентотии житель
поймет.
Ну чего впадать в раж?!
Пока вы с аршином к ноздре бежите,
у «Крокодила»
с хвоста
вырастает тираж.
Мораль простая, —
проще и нету:
Подписывайтесь на «Крокодил»
И на «Рабочую газету».
А плата такая:
пусть каждый вникает:
не триста, не двести,
а только 150 рублей,

на «Рабочую газету»
с «Крокодилом» вместе,
и это
за целый месяц.
Эй,
рабочий,
рублей
не жалей!


Когда главным редактором «Крокодила» стал в 1934 году Михаил Кольцов, то на его страницах замелькали такие известные и ныне имена, как А. Безыменский, В. Ермилов, Д. Заславский, Е. Зозуля, И. Ильф, В. Катаев, Е. Петров, М. Светлов, И. Эренбург и др.


Подробно с историей этого действительно ставшего народным журнала вы можете ознакомиться вот тут.


А если захотите освежить память или впервые посмотреть, что представлял из себя этот журнал на протяжении 75 лет, то там же можно скачать совершенно бесплатно довольно много его номеров от первого года выпуска до последнего (потому что нынешний «Крокодил» и вообще то, что называли этим именем после развала СССР, лишь профанация этого «бренда»).

Я же хочу здесь привести те иллюстрации, которые памятны мне самой. Потому что, сколько я себя помню, мои родители всегда выписывали этот журнал. Он выходил три раза в месяц, номеров было много, и старые мы относили в садовый домик, а потом перечитывали сами, а позже его читали уже внуки.

Сказать, что всё, что там печаталось, было мне интересно, – было бы неправдой, но многое я помню до сих пор. И фельетоны, и карикатуры.  Из авторов помню Кукрыниксов, их и включила в этот пост.



Не правда ли, очень злободневными стали эти карикатуры, не зря они теперь часто появляются в интернете.

А вот эта карикатура уже из другой оперы.



Напоследок же я хочу поместить здесь стихотворение Маршака, которое я не раз декламировала на наших семейных праздниках, а позже пересказывала сначала своим многочисленным племянникам, а ещё позже – дочери. Я только при подготовке этого поста узнала, что впервые оно было опубликовано в «Крокодиле», перед самой войной.

ПРО ОДНОГО УЧЕНИКА

и шесть единиц

Пришел из школы ученик
И запер в ящик свой дневник.


- Где твой дневник? - спросила мать.
Пришлось дневник ей показать.


Не удержалась мать от вздоха,
Увидев надпись: "Очень плохо".


Узнав, что сын такой лентяй,
Отец воскликнул: - Шалопай!


Чем заслужил ты единицу?
- Я получил ее за птицу.


В естествознании я слаб:
Назвал я птицей баобаб.


- За это, - мать сказала строго, -
И единицы слишком много!


- У нас отметки меньше нет! -
Промолвил мальчик ей в ответ.


- За что вторая единица? -
Спросила старшая сестрица.


- Вторую, если не совру,
Я получил за кенгуру.


Я написал в своей тетрадке,
Что кенгуру растут на грядке.


Отец воскликнул: - Крокодил,
За что ты третью получил?!


- Я думал, что гипотенуза -
Река Советского Союза.


- Ну, а четвертая за что? -
Ответил юноша: - За то,


Что мы с Егоровым Пахомом
Назвали зебру насекомым.


- А пятая? - спросила мать,
Раскрыв измятую тетрадь.


- Задачу задали у нас.
Ее решал я целый час,


И вышло у меня в ответе:
Два землекопа и две трети.


- Ну, а шестая, наконец? -
Спросил рассерженный отец.


- Учитель задал мне вопрос:
Где расположен Канин Нос?


А я не знал, который Канин,
И указал на свой и Ванин...


- Ты очень скверный ученик, -
Вздохнув, сказала мать. -
Возьми ужасный свой дневник
И отправляйся спать!

---
Ленивый сын поплелся прочь,
Улегся на покой.
И захрапел. И в ту же ночь
Увидел сон такой.


Жужжали зебры на кустах
В июльскую жару.
Цвели, качаясь на хвостах,
Живые кенгуру.


В сыром тропическом лесу
Ловил ужей и жаб
На длинном Ванином Носу
Крылатый баобаб.


А где-то меж звериных троп,
Среди густой травы,
Лежал несчастный землекоп
Без ног, без головы.


На это зрелище смотреть
Никто не мог без слез...


- Кто от него отрезал треть? -
Послышался вопрос.


- От нас разбойник не уйдет.
Найдем его следы! –


Угрюмо хрюкнул бегемот
И вылез из воды.


- Я в порошок его сотру! -
Воскликнул кенгуру.


- Он не уйдет из наших лап! -
Добавил баобаб.

---
Вскочил с постели ученик
В шестом часу утра.
Пред ним лежал его дневник
На стуле, как вчера...

А нынче в школе единиц или, как грозно говорили наши учителя, «колов» не ставят совсем.



Tags: Крокодил, сатира
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments